Все сонеты В. Шекспира в переводе Д. Гудвина
 
 
     
 
 
 
СОНЕТ 75
 
Для моих мыслей ты – насущный хлеб,
Благоуханный дождь в жаре пустыни;
Но, как скупец, я жалок и нелеп
В борьбе желаний раньше и поныне.
 
То горд тобой, то всех вокруг боюсь –
Наш век воров коварен и опасен;
То в алчности своей я затаюсь,
То в глупости – хвастлив и громогласен.
 
Порой пресыщен счастьем на пиру,
И тут же жажду любящего взгляда;
В любви к тебе я гибну и живу,
Моя мечта, мученье и отрада.
 
Так чахну я, богатством окружён,
То всем владею, то всего лишён.
 
 
So are you to my thoughts as food to life,
Or as sweet-season'd showers are to the ground;
And for the peace of you I hold such strife
As 'twixt a miser and his wealth is found;

Now proud as an enjoyer and anon
Doubting the filching age will steal his treasure,
Now counting best to be with you alone,
Then better'd that the world may see my pleasure;

Sometime all full with feasting on your sight
And by and by clean starved for a look;
Possessing or pursuing no delight,
Save what is had or must from you be took.

Thus do I pine and surfeit day by day,
Or gluttoning on all, or all away.


 
 
03.06.2017 Мельбурн
Сонет – В. Шекспир, перевод Д. Гудвин
Картина – Sir Frank Dicksee
Музыка – Georg Friedrich Händel


 

 
Подстрочный перевод
 
Итак, ты для моих мыслей, как пища для жизни,
или как свежие благоуханные ливни для земли,
и ради твоего спокойствия я веду такую борьбу,
какая бывает между скупцом и его богатством;
 
то он горд, наслаждаясь им, а то
опасается, что вороватый век украдет его сокровище;
так и я то считаю, что лучше всего быть с тобой наедине,
то полагаю, что еще лучше, чтобы мир видел мою радость;
 
порой пресыщен пиршеством - созерцанием тебя,
но скоро снова совсем изголодаюсь по взгляду на тебя,
не имея и не ища других удовольствий,
за исключением того, что я получил или должен получить от тебя.
 
Так я чахну и предаюсь излишествам изо дня в день,
или обжираюсь всем, или лишен всего.
 

Перевод Самуила Яковлевича Маршака
 
Ты утоляешь мой голодный взор,
Как землю освежительная влага.
С тобой веду я бесконечный спор,
Как со своей сокровищницей скряга.
 
То счастлив он, то мечется во сне,
Боясь шагов, звучащих за стеною,
То хочет быть с ларцом наедине,
То рад блеснуть сверкающей казною.
 
Так я, вкусив блаженство на пиру,
Терзаюсь жаждой в ожиданье взгляда.
Живу я тем, что у тебя беру,
Моя надежда, мука и награда.
 
В томительном чередованье дней
То я богаче всех, то всех бедней.