Все сонеты В. Шекспира в переводе Д. Гудвина
 
 
     
 
 
 
СОНЕТ 62
 
Грех самолюбия владеет мной,
Моей душой и телом безраздельно.
В порочном сердце он хозяин мой,
И от него не будет исцеленья.
 
Мне кажется, красивей нет лица,
И выше всех мой ум и добродетель.
Ведь я умней любого мудреца,
Прекрасней всех на этом белом свете.
 
Но в зеркало случайно я взгляну,
Где седина и борозды сомнений,
И вижу только истину одну,
Моей любви кумир и нежный гений:
 
Твою красу в себе я воспевал
И светом юным старость украшал.
 
 
Sin of self-love possesseth all mine eye,
And all my soul, and all my every part;
And for this sin there is no remedy,
It is so grounded inward in my heart.
 
Methinks no face so gracious is as mine,
No shape so true, no truth of such account,
And for myself mine own worth do define,
As I all other in all worths surmount.
 
But when my glass shows me myself indeed,
Beated and chopped with tanned antiquity,
Mine own self-love quite contrary I read;
Self so self-loving were iniquity.
 
Tis thee (my self) that for myself I praise,
Painting my age with beauty of thy days.

 
 
 
29.09.2015 Мельбурн
Сонет 62 – В. Шекспир, перевод – Д. Гудвин
Музыка – Эрнесто Кортазар
Gif – www.goodwinland.info

 
 
 
 
Подстрочный перевод
 
Грех себялюбия целиком владеет моими глазами
и всей моей душой и всем мной безраздельно,
и от этого греха нет исцеления,
так глубоко он укоренился в моем сердце.
 
Мне кажется, что ни у кого нет такого очаровательного лица,
такой совершенной формы, такой большой добродетели,
и я сам определяю собственное достоинство,
поскольку я всех других по всем достоинствам превосхожу.
 
Но когда мое зеркало показывает меня таким, каков я на самом деле,
потасканного, в глубоких морщинах, задубленного от древности,
свою любовь к себе я понимаю наоборот;
так любить себя было бы чудовищно.
 
Это тебя - то есть себя, я восхваляю в себе,
украшая свою старость красотой твоих дней.
 
 
 
Перевод Самуила Яковлевича Маршака
 
Любовь к себе моим владеет взором.
Она проникла в кровь мою и плоть.
И есть ли средство на земле, которым
Я эту слабость, мог бы побороть?
 
Мне кажется, нет равных красотою,
Правдивей нет на свете никого.
Мне кажется, так дорого я стою,
Как ни одно земное существо.
 
Когда же невзначай в зеркальной глади
Я вижу настоящий образ свой
В морщинах лет, - на этот образ глядя,
Я сознаюсь в ошибке роковой.
 
Себя, мой друг, я подменял тобою,
Век уходящий - юною судьбою.