Все сонеты В. Шекспира в переводе Д. Гудвина
 
 
     
 
 
 
СОНЕТ 59
 
Уж если всё свершилось под луной,
А то, что есть забыто и не ново,
То ум наш, друг, обманут чередой
Рождений повторения былого.
 
О, если бы архивы прошлых лет –
За тысячи витков луны и солнца,
Мне показали дивный твой портрет
Иль гимн тебе в поэме стихотворца,
 
Я бы узрел, как древний мир сказал
Об этом чуде – лике совершенном,
В своих сравненьях мудрых доказав,
Что всё течёт и так же неизменно.
 
Любимая, я верю, мудрецы
Хвалили много хуже образцы.
 
 
If there be nothing new, but that which is
Hath been before, how are our brains beguiled,
Which, labouring for invention, bear amiss
The second burden of a former child!
 
O, that record could with a backward look,
Even of five hundred courses of the sun,
Show me your image in some antique book,
Since mind at first in character was done!
 
That I might see what the old world could say
To this composed wonder of your frame;
Whether we are mended, or whether better they,
Or whether revolution be the same.
 
O, sure I am, the wits of former days
To subjects worse have given admiring praise.

 
 
 
12.05.2019 Мельбурн
Сонет – В. Шекспир, перевод – Д. Гудвин
Картина – Cesare Auguste Detti
Музыка – Rondo Veneziano

 

 
 
 
Подстрочный перевод
 
Если в мире нет ничего нового, а то, что есть,
было прежде, то как заблуждается наш ум,
который в творческих муках дает
второе рождение уже бывшему ребенку!
 
О, если бы архивы, озирая прошлое
хоть за пятьсот витков солнца,
показали мне твой образ в какой-нибудь древней книге
с тех самых пор, когда мысль была впервые записана,
 
чтобы я мог увидеть, что древний мир смог сказать
об этом чуде - твоем сложении (твоем теле, облике):
мы ли усовершенствовались, или они были лучше,
или же кругооборот всего сущего (цикл времени) ничего не меняет.
 
О, я уверен, что умы прежних дней
объектам худшим возносили восхищенную хвалу.
 
 
 
Перевод Самуила Яковлевича Маршака
 
Уж если нет на свете новизны,
А есть лишь повторение былого
И понапрасну мы страдать должны,
Давно рожденное рождая снова, -
 
Пусть наша память, пробежавши вспять
Пятьсот кругов, что солнце очертило,
Сумеет в древней книге отыскать
Запечатленный в слове лик твой милый.
 
Тогда б я знал, что думали в те дни
Об этом чуде, сложно совершенном, -
Ушли ли мы вперед, или они,
Иль этот мир остался неизменным.
 
Но верю я, что лучшие слова
В честь меньшего слагались божества!