Все сонеты В. Шекспира в переводе Д. Гудвина
 
 
     
 
 
 
СОНЕТ 58
 
Не дай мне бог, чьей волей я пленён,
Считать твои минуты развлечений
Иль требовать отчёт, как Купидон,
Забав твоих, красы небесной гений.
 
Позволь же мне страдать в тюрьме разлук,
Где я один, как раб твоих желаний.
Я научусь терпеть, любимый друг,
И не винить тебя за боль терзаний.
 
Будь, где желаешь, ты всегда права,
И можешь посвящать любому время;
Прощать себе преступные дела
Ты в полной власти, дав мне страсти бремя.
 
Жизнь без тебя, как страшный сон в аду,
Где без надежды я покорно жду.
 
 
That god forbid that made me first your slave,
I should in thought control your times of pleasure,
Or at your hand the account of hours to crave,
Being your vassal, bound to stay your leisure!
 
O, let me suffer, being at your beck,
The imprison'd absence of your liberty;
And patience, tame to sufferance, bide each cheque,
Without accusing you of injury.
 
Be where you list, your charter is so strong
That you yourself may privilege your time
To what you will; to you it doth belong
Yourself to pardon of self-doing crime.
 
I am to wait, though waiting so be hell;
Not blame your pleasure, be it ill or well.
 
 

 
02.06.2019 Мельбурн
Сонет – В. Шекспир, перевод – Д. Гудвин
Фото – Мария Монтес
Музыка – Julio Iglesias

 
 
 
 
Подстрочный перевод
 
Не дай мне бог (Купидон), сделавший меня твоим первым рабом
(Этот бог Купидон запретил мне, сделав меня твоим первым рабом),
чтобы я в мыслях следил (контролировал) за временем (моментами) твоих развлечений,
или жаждал получить из твоих рук отчет о проведенных часах,
будучи твоим вассалом (слугой), обязанным дожидаться твоего досуга (когда у тебя будет свободное время для меня).
 
О, позволь мне страдать, будучи в твоем распоряжении (будучи абсолютно под твоим контролем),
Из-за тюремного заключения – отсутствия тебя (твоих каприз, прихотей);
и пусть терпение научит меня терпеть все трудности,
не обвиняя тебя в моих страданиях.
 
Будь, где пожелаешь; твои привилегии так велики,
что ты можешь свободно отдавать свое время
чему захочешь, и тебе принадлежит право
прощать себя за (любое) собственное преступление.
 
Мне остается ждать, хотя такое ожидание - ад,
не осуждая твои удовольствия (развлечения), будь они дурны или хороши.
 
 
 
Перевод Самуила Яковлевича Маршака
 
Избави Бог, меня лишивший воли,
Чтоб я посмел твой проверять досуг,
Считать часы и спрашивать: доколе?
В дела господ не посвящают слуг.
 
Зови меня, когда тебе угодно,
А до того я буду терпелив.
Удел мой - ждать, пока ты не свободна,
И сдерживать упрек или порыв.
 
Ты предаешься ль делу иль забаве, -
Сама ты госпожа своей судьбе.
И, провинившись пред собой, ты вправе
Свою вину прощать самой себе.
 
В часы твоих забот иль наслажденья
Я жду тебя в тоске, без осужденья...
 
 
 
 
Лола Монтес, графиня фон Ландсфельд.
 
Авантюристка, танцовщица, фаворитка баварского короля Людвига I. По национальности ирландка.
В исторической литературе утвердилось мнение, что именно она, Лола Монтес, стала причиной событий, вызвавших революцию 1848 года, за которой последовало отречение Людвига I от престола, крушение Дома Виттельсбахов…
8 октября 1846 года по мраморной лестнице в зал аудиенций королевской резиденции поднималась черноволосая красавица.
Она представилась испанской танцовщицей Марией-Долорес-Порис-и-Монтес, или более коротко Лолой Монтес. До своего появления в Мюнхене она вела беспокойную и авантюрную жизнь.
Конечно же, ирландка Лола Монтес (урожденная Джильберт) не принадлежала к испанскому аристократическому роду.
К тому времени за ее плечами остались годы, проведенные в далекой экзотической Индии, в Калькутте, в викторианском Лондоне, в Берлине, Варшаве, в провинциальном Бонне и в сверкающем Париже.
Это был совершенно новый тип женщины, рожденный романтической эпохой, – пленительная авантюристка, мечтавшая о некой «идеальной» страсти, которая способна разрушить все возможные преграды и, если потребуется, изменить мир.
Монтес танцевала в Берлине и в Варшаве. И везде ее имя было связано со скандалами, которые имели даже некоторую политическую окраску. Так, в Берлине во время торжественного парада, устроенного в честь Николая I, Лола ударила плетью одного из прусских жандармов, за что была выдворена из страны.
В июне 1843 года Лола дебютировала в Лондоне на сцене Королевского театра. Зажигательные испанские танцы вкупе с эротичными телодвижениями Востока вызвали бурю восторга. Дальнейшая жизнь Лолы Монтес напоминает калейдоскоп. Ее фраза «Что Лола хочет, то Лола получает» стала крылатой. А что хотела молодая девушка? Конечно, денег, красивую жизнь и славы. В ее поклонниках в разное время числились и Ференц Лист и Бальзак, а один из лучших театральных критиков Франции погиб из-за Лолы на дуэли, успев составить завещание на ее имя. Интересно, что Лола была настолько отчаянная, что хотела вместо него принять участие в дуэли. Конечно же, сделать ей это не удалось. После этого случая Лоле Монтес пришлось покинуть Францию, и она уезжает в Баварию. В 1846 году неугомонная танцовщица всеми правдами и неправдами смогла получить согласие на аудиенцию с королём Людвигом I.
Здесь берёт начало новая история - шестидесятилетний монарх и молодая корыстная "испанка". Лоле нужна была поддержка короля и его защита. Взамен он её сделал своей фавориткой. Танцовщица трижды выходила замуж за разных мужчин, но так, как Людвиг I, её никто не любил.
Об этой аудиенции до нас дошли только слухи и среди них история о том, как Лола острием ножа, предназначенного для вскрытия писем, разрезала свой лиф, чтобы король смог убедиться в совершенстве скрытого под корсажем тела. Она обнажила голую «правду», в которой король, вероятно, сомневался.
Уже через несколько недель Людвиг начал строить для прекрасной Лолиты (так он стал теперь ее называть) роскошный дворец на Барер-штрассе, 7, ставший одним из красивейших зданий Мюнхена.
 
По словам самой Лолы, в ее доме на приемах встречались люди из многих стран и сословий, а король Людвиг I посещал ее ежедневно после обеда и вечером. Между тем в разных слоях мюнхенского общества нарастало недовольство вызывающим поведением Лолы Монтес, ее называли «дамой с кнутом», королевской содержанкой, а в газетах по всей Германии постоянно появлялись пасквили и карикатуры, оскорблявшие достоинство короля Баварии.
 
Чашу терпения мюнхенцев переполнило решение короля возвести Лолу Монтес в графское достоинство – отныне она стала именоваться графиней Ландсфельд.
Впрочем, Монтес действительно вела себя вызывающе. Она появлялась на улице с кнутом в руках и сигарой во рту. Но, кроме того, у нее была очень тяжелая рука. Лола вступала в драку по любому пустяку.
Кабинет министров направил Людвигу I меморандум: «Сир, бывают ситуации, когда люди, облеченные государственным доверием монарха вести государственные дела, оказываются перед жестоким выбором: отречься от своего священного долга перед страной или навлечь на себя гнев повелителя.
Перед такой суровой альтернативой оказались сегодня наши министры из-за решения, принятого Вашим Величеством, – даровать сеньоре Лоле Монтес дворянство и натурализовать это право. Уважение к трону и власти ослабевает, со всех сторон слышатся насмешки в Ваш адрес. Национальное чувство уязвлено. Иностранные газеты ежедневно пишут о скандальных историях, обрушивая хулы на Ваше имя…»
Кабинет министров предложил королю альтернативу: или Монтес уезжает из Мюнхена, или кабинет министров уходит в отставку.
Людвиг I принял отставку кабинета. Население Мюнхена ополчилось против фаворитки, «посланной дьяволом». Газеты разошлись вовсю: «Безусловно, Монтес иностранный агент», «орудие бесовских сил»…11 февраля 1848 года многотысячная толпа осадила дворец на Барер-штрассе, 7, охраняемый полицией по приказу короля.
Толпа в ярости пыталась поджечь и разгромить дворец, и только появление короля предотвратило грабеж и разорение. Но король не мог больше защищать Лолу Монтес от разъяренной толпы, настойчиво требовавшей: «Проститутку вон из Мюнхена». И Лола Монтес, графиня Ландсфельд, навсегда покинула Баварию и уехала в Швейцарию, вскоре и Людвиг I подписал отречение от престола. Скандальная слава сопутствовала Монтес и в Старом, и в Новом Свете, и даже в далекой Австралии. Наконец, она нашла себе пристанище в Соединенных Штатах Америки. На ярмарках, за определенную плату, любители пикантных историй могли расспросить графиню о ее любовных приключениях…
 
Есть свидетельства, что в конце жизни Лола обратилась к религии и оставила свое состояние одной из христианских организаций. На ее могиле в Нью-Йорке выбита надпись: «Мисс Элиза Джильберт умерла 17 января 1861 года в возрасте 42 лет».
 
«За долгие годы службы я не встречал более глубокого, более полного и искреннего раскаяния, как у этой бедной женщины», – рассказывал ее проповедник.
 
Фатальная история любви шестидесятилетнего монарха и окруженной скандальным ореолом двадцатишестилетней красавицы занимала воображение не только современников, но и многих поэтов, писателей, кинематографистов и драматургов. Знаменитая американская и французская киноактриса Мария Монтес взяла в честь Лолы свой псевдоним.
 
Образ этой необычной женщины запечатлен в популярной пьесе австрийского драматурга Франца Грильпарцера «Еврейка из Толедо», в цикле драм Франка Ведекинда «Лулу». Лола Монтес – героиня знаменитого «Голубого ангела» Карла Цукмайера, а в середине двадцатого столетия она послужила прототипом для Набоковской «Лолиты».