Все сонеты В. Шекспира в переводе Д. Гудвина
 
 
     
 
 
 
СОНЕТ 3
 
Скажи лицу в зеркальном отраженье:
“Настало время лик другой создать”,
Мир расцветёт в блаженстве обновленья
И осчастливит будущую мать.
 
Где та, чьё невозделанное поле
Пренебрежёт семейной посевной?
Иль есть глупец, кто лишь собой доволен,
Гробницей став бездетной и пустой?
 
Ты – клад любви и в счастье не пресытишь
Родителей расцветом зрелых дней;
В грядущем в окнах старости увидишь
Ты так же время юности своей.
 
Но если по душе тебе забвенье,
Умри один без права воскрешенья.
 
 
Look in thy glass, and tell the face thou viewest
Now is the time that face should form another;
Whose fresh repair if now thou not renewest,
Thou dost beguile the world, unbless some mother,
 
For where is she so fair whose unear'd womb
Disdains the tillage of thy husbandry?
Or who is he so fond will be the tomb
Of his self-love, to stop posterity?
 
Thou art thy mother's glass, and she in thee
Calls back the lovely April of her prime:
So thou through windows of thine age shall see
Despite of wrinkles this thy golden time.
 
But if thou live, remember'd not to be,
Die single, and thine image dies with thee.

 
 
 
05.10.2019 Мельбурн
Сонет – В. Шекспир, перевод Д. Гудвин
Картина – Francois-Hubert Drouais
Музыка – Rondo Veneziano
 

 
 

Подстрочный перевод
 
Посмотри в зеркало и скажи лицу, которое ты видишь:
“Сейчас настало время,  когда это лицо должно создать другое”,
Так как, если ты не обновишь его свежесть,
ты обманешь мир, лишишь благодати какую-то (будущую) мать.
 
Ибо где та, чье невозделанное лоно
пренебрежет твоей пахотой?
Или кто настолько глуп, что станет гробницей,
чтобы из любви к себе не дать появиться потомству?
 
Ты - зеркальное отражение своей матери, и она в тебе
возвращает прелестный апрель своего расцвета (юности);
так и ты, через окна своей старости, увидишь,
вопреки морщинам, это свое золотое время.
 
Но если ты живешь, чтобы не оставить о себе памяти,
умри в одиночестве, и твой образ умрет с тобой.
 
 
 
Перевод Самуила Яковлевича Маршака
 
Прекрасный облик в зеркале ты видишь,
И, если повторить не поспешишь
Свои черты, природу ты обидишь,
Благословенья женщину лишишь.
 
Какая смертная не будет рада
Отдать тебе нетронутую новь?
Или бессмертия тебе не надо, -
Так велика к себе твоя любовь?
 
Для материнских глаз ты - отраженье
Давно промчавшихся апрельских дней.
И ты найдешь под старость утешенье
В таких же окнах юности твоей.
 
Но, ограничив жизнь своей судьбою,
Ты сам умрешь, и образ твой - с тобою.