Все сонеты В. Шекспира в переводе Д. Гудвина
 
 
     
 
 
 
СОНЕТ 29
 
Когда в презренье мира и судьбы
Отверженным себя я ощущаю,
К глухому небу шлю свои мольбы
И жизнь изгоя, плача, проклинаю,
 
И жажду быть похожим на других –
Талантливых, красивых и богатых;
Когда в пустых иллюзиях своих
Я чувствую лишь горькую утрату,
 
Тогда, подумав только о тебе,
Моя душа, как соловей весною,
Поёт осанну в райской вышине,
И кажется, что счастья я достоин.
 
Твоя любовь желаний всех сильней
И лучше всех сокровищ королей.
 
 
When, in disgrace with fortune and men's eyes,
I all alone beweep my outcast state
And trouble deal heaven with my bootless cries
And look upon myself and curse my fate,

Wishing me like to one more rich in hope,
Featured like him, like him with friends possess'd,
Desiring this man's art and that man's scope,
With what I most enjoy contented least;

Yet in these thoughts myself almost despising,
Haply I think on thee, and then my state,
Like to the lark at break of day arising
From sullen earth, sings hymns at heaven's gate;

For thy sweet love remember'd such wealth brings
That then I scorn to change my state with kings.

 
 
 
10.07.2019 Мельбурн
Сонет – В. Шекспир, перевод – Д. Гудвин
Картина – Jon Paul
Музыка – Giovanni Marradi

 
 
 
 
Подстрочный перевод
 
Когда, в презрении у Фортуны и в глазах людей,
я в полном одиночестве оплакиваю мое положение изгоя (отверженного)
и тревожу глухое небо тщетными мольбами,
и смотрю на себя и проклинаю свою судьбу,
 
тогда я хотел бы быть кем-то с лучшими перспективами,
походить на одного внешностью, на другого - обилием друзей,
желая обладать искусством этого и кругозором того,
менее всего довольствуясь тем, чем я более всего наделен;
 
среди этих мыслей, почти презирая себя,
я вдруг думаю о тебе, и тогда моя душа,
подобно жаворонку, на заре поднимающемуся
с мрачной земли, поет гимны у небесных ворот;
 
так как мысль о твоей сладкой (драгоценной) любви дает такое богатство,
что в тот момент я бы не поменялся местами с королями.
 
 
 
Перевод Самуила Яковлевича Маршака
 
Когда в раздоре с миром и судьбой,
Припомнив годы, полные невзгод,
Тревожу я бесплодною мольбой
Глухой и равнодушный небосвод
 
И, жалуясь на горестный удел,
Готов меняться жребием своим
С тем, кто в искусстве больше преуспел,
Богат надеждой и людьми любим, -
 
Тогда, внезапно вспомнив о тебе,
Я малодушье жалкое кляну,
И жаворонком, вопреки судьбе,
Моя душа несется в вышину.
 
С твоей любовью, с памятью о ней
Всех королей на свете я сильней.