Все сонеты В. Шекспира в переводе Д. Гудвина
 
 
     
 
 
 
СОНЕТ 138
 
Когда любовь клянётся, что верна,
Я верю ей, хоть знаю – это ложь:
Пускай решит, что всех умней она,
А я глупец и на юнца похож.
 
Я притворюсь наивно-молодым,
Хоть возраст мой известен ей давно;
Доверюсь я словам её пустым
И скрою ложь, где жить нам суждено.
 
Так почему всё время лжёт она?
А я молчу о возрасте своём?
Любовь привычной хитростью полна,
А в старости мы юность не вернём.
 
В любви взаимной мы всегда честны,
Когда ошибки ложью прощены.
 
 
When my love swears that she is made of truth
I do believe her, though I know she lies,
That she might think me some untutor'd youth,
Unlearned in the world's false subtleties.
 
Thus vainly thinking that she thinks me young,
Although she knows my days are past the best,
Simply I credit her false speaking tongue:
On both sides thus is simple truth suppress'd.
 
But wherefore says she not she is unjust?
And wherefore say not I that I am old?
O, love's best habit is in seeming trust,
And age in love loves not to have years told:
 
Therefore I lie with her and she with me,
And in our faults by lies we flatter'd be.
 

 
 
13.04.2019 Мельбурн
Сонет – В. Шекспир, перевод – Д. Гудвин
Картина – К. Разумов
Песня – Nat King Cole
 

 
 

 
Подстрочный перевод
 
Когда моя любовь клянется, что она создана из верности,
я верю ей, хотя знаю, что она лжет,
что она, возможно, считает меня каким-то наивным юнцом,
несведущим в ловкой фальши мира.
 
Так, тщеславно думая, что она считает меня молодым,
хотя она знает, что мои лучшие дни позади,
я доверяюсь ее лживому языку:
с обеих сторон, таким образом, простая истина скрывается.
 
Но почему она говорит, что она не верна?
И почему я не говорю, что я стар?
О, лучшее обыкновение любви - в показном доверии,
а влюбленная старость не любит, когда называют ее годы.
 
Поэтому я лгу ей, а она - мне,
и в своих ошибках (изъянах) мы польщены ложью.
 
 
 
Перевод Самуила Яковлевича Маршака
 
Когда клянешься мне, что вся ты сплошь
Служить достойна правды образцом,
Я верю, хоть и вижу, как ты лжешь,
Вообразив меня слепым юнцом.
 
Польщенный тем, что я еще могу
Казаться юным правде вопреки,
Я сам себе в своем тщеславье лгу,
И оба мы от правды далеки.
 
Не скажешь ты, что солгала мне вновь,
И мне признать свой возраст смысла нет.
Доверьем мнимым держится любовь,
А старость, полюбив, стыдится лет.
 
Я лгу тебе, ты лжешь невольно мне,
И, кажется, довольны мы вполне!