Все сонеты В. Шекспира в переводе Д. Гудвина
 
 
     
 
 
 
СОНЕТ 137
 
Любовь слепа и не умна подчас,
Я грех и красоту не различаю;
Прекрасное я видел, но сейчас
Всё худшее за лучшее считаю.
 
Плывёт корабль любви по морю лжи,
Обманутый холодными глазами;
Прикован здравый смысл моей души
К притворству неразрывными  цепями.
 
Как сердцу моему публичный дом
Мог показаться девственной святыней?
И как порок с циничным торжеством
Сумел из грязи стать моей богиней?
 
Мой взор и сердце отравил обман

Фальшивый и безжалостный  дурман.
 
 
Thou blind fool, Love, what dost thou to mine eyes,
That they behold, and see not what they see?
They know what beauty is, see where it lies,
Yet what the best is take the worst to be.
 
If eyes, corrupt by over-partial looks,
Be anchored in the bay where all men ride,
Why of eyes' falsehood hast thou forgd hooks,
Whereto the judgment of my heart is tied?
 
Why should my heart think that a several plot,
Which my heart knows the wide world's common place?
Or mine eyes seeing this, say this is not,
To put fair truth upon so foul a face?
 
In things right true my heart and eyes have erred,
And to this false plague are they now transferred.
 

 

05.06.2017 Мельбурн
Сонет – В. Шекспир, перевод Д. Гудвин
Картина – А. Ходюков
Песня – Adriano Celentano
 

 
 
 
Подстрочный перевод
 
Любовь, слепой шут, что ты сделала с моими глазами,
что они смотрят, но не видят того, что видят?
Они знают, что такое красота, видят, где она находится,
и все же лучшее принимают за худшее.
 
Если глазам, испорченным слишком пристрастными взглядами,
суждено встать на якоре в той же бухте, что и другие мужчины,
то почему из неверности глаз ты выковала крючья,
к которым прикован здравый смысл моего сердца?
 
Почему мое сердце полагает отдельным участком то,
что, как известно сердцу, является общим владением для всех кругом?
Или почему мои глаза, видя это, говорят, что это не так,
чтобы прикрыть добродетелью такое отвратительное лицо?
 
В том, что было подлинно верным, мои сердце и глаза заблуждались,
и теперь они преданы этой чуме фальши.
 
 
 
Перевод Самуила Яковлевича Маршака
 
Любовь слепа и нас лишает глаз.
Не вижу я того, что вижу ясно.
Я видел красоту, но каждый раз
Понять не мог, что дурно, что прекрасно.
 
И если взгляды сердце завели
И якорь бросили в такие воды,
Где многие проходят корабли, -
Зачем ему ты не даешь свободы?
 
Как сердцу моему проезжий двор
Казаться мог усадьбою счастливой?
Но все, что видел, отрицал мой взор,
Подкрашивая правдой облик лживый.
 
Правдивый свет мне заменила тьма,
И ложь меня объяла, как чума.