Все сонеты В. Шекспира в переводе Д. Гудвина
 
 
     
 
 
 
СОНЕТ 128
 
Любимая, ты – музыка моя.
Когда ты клавишей касалась вновь
И, радуя гармонией меня,
Воспламеняла звуками любовь,
 
Я в ревности завидовал ладам,
Целующим прекрасную ладонь;
Ведь лишь моим томящимся губам
Дарила ты чарующий огонь.
 
Готов я стать танцующей щепой
Под лаской твоих пальцев дорогих
И деревяшкой мёртвой и живой,
Что музыку ворует у других.
 
Но если щепки счастливы вполне,
Отдай им звуки, поцелуи – мне.
 
 
How oft, when thou, my music, music play'st,
Upon that blessed wood whose motion sounds
With thy sweet fingers, when thou gently sway'st
The wiry concord that mine ear confounds,
 
Do I envy those jacks that nimble leap
To kiss the tender inward of thy hand,
Whilst my poor lips, which should that harvest reap,
At the wood's boldness by thee blushing stand!
 
To be so tickled, they would change their state
And situation with those dancing chips,
O'er whom thy fingers walk with gentle gait,
Making dead wood more blest than living lips.
 
Since saucy jacks so happy are in this,
Give them thy fingers, me thy lips to kiss.

 
 
 

21.07.2017  Мельбурн
Сонет – В. Шекспир, перевод – Д. Гудвин
Картина – Rob Hefferan
Музыка – George Friedrich Händel

 
 
 
 
Подстрочный перевод
 
Как часто, когда ты, моя музыка, играешь музыку
на этой благословенной древесине, движение которой производит звуки
в согласии с твоими милыми пальцами, когда ты нежно управляешь
гармонией струн, поражающей мой слух,
 
я завидую этим клавишам, проворно подпрыгивающим,
чтобы поцеловать твою нежную ладонь,
тогда как мои бедные губы, которые должны были пожинать этот урожай,
при тебе краснеют от смелости этой древесины!
 
Чтобы их так касались, они бы поменялись положением
и ролью с этими танцующими щепками,
по которым твои пальцы прохаживаются нежной поступью,
делая мертвое дерево более блаженным, чем живые губы.
 
Раз наглые клавиши так счастливы в этом,
отдай им свои пальцы, а мне - твои губы для поцелуев.
 
      
 
Перевод Самуила Яковлевича Маршака
 
Едва лишь ты, о музыка моя,
Займешься музыкой, встревожив строй
Ладов и струн искусною игрой,
Ревнивой завистью терзаюсь я.
 
Обидно мне, что ласки нежных рук
Ты отдаешь танцующим ладам,
Срывая краткий, мимолетный звук, -
А не моим томящимся устам.
 
Я весь хотел бы клавишами стать,
Чтоб только пальцы легкие твои
Прошлись по мне, заставив трепетать,
Когда ты струн коснешься в забытьи.
 
Но если счастье выпало струне,
Отдай ты руки ей, а губы - мне!