Все сонеты В. Шекспира в переводе Д. Гудвина
 
 
     
 
 
 
СОНЕТ 121
 

Уж лучше подлым быть, чем подлым слыть,
Когда покрыт позором осуждений;
Не может справедливость в мире жить,
Где вместо правды царство лживых мнений.
 
Зачем приветствуют мой буйный нрав
Их взоры так неискренне и лживо?
Шпионят те, кто хуже, чем я сам,
Смешав добро с грехами похотливо.
 
И всё же, я такой, как есть, а те,
Кто ищет зло, полны дурных пороков;
Я прям и честен, и не в их суде
Меня судить бесчестно и убого:
 
Они твердят – на свете все грешны,
Во зле живут и злом порождены.


 
Tis better to be vile than vile esteem'd,
When not to be receives reproach of being,
And the just pleasure lost which is so deem'd
Not by our feeling but by others' seeing:
 
For why should others false adulterate eyes
Give salutation to my sportive blood?
Or on my frailties why are frailer spies,
Which in their wills count bad what I think good?
 
No, I am that I am, and they that level
At my abuses reckon up their own:
I may be straight, though they themselves be bevel;
By their rank thoughts my deeds must not be shown;
 
Unless this general evil they maintain,
All men are bad, and in their badness reign.
 
 
 

13.03.2019 Мельбурн
Сонет – В. Шекспир, перевод – Д. Гудвин
Фото – www.goodwinland.info
Музыка – Ю. Грицук
 

 
 
 
Подстрочный перевод
 
Лучше быть порочным (мерзким, подлым), чем порочным считаться,
когда, не будь ты таков, тебя осуждают, как если бы был,
и теряется законное удовлетворение (справедливость), которое почитается таковым
не нашими чувствами (убеждениями), а мнением других.
 
Почему лживые испорченные глаза других
приветствуют мою игривую кровь (мой буйный нрав), (радуются, когда я делаю все необдуманно, эмоционально, плохо)?
Или почему за моими слабостями шпионят те, у кого еще больше слабостей,
кто, в своих желаниях, считает плохим то, что я считаю хорошим?
 
Нет, я такой, как есть, и те, кто нацеливаются
на мои прегрешения, имеют в виду свои собственные;
возможно, я (морально) прям, а они сами перекошены,
и их гнусными мыслями не должны толковаться мои поступки;
 
если только они не поддерживают это общее утверждение зла:
все люди плохие (скверны) и в своей скверне (мерзости) царят (торжествуют).
 
 
 
Перевод Самуила Яковлевича Маршака
 
Уж лучше грешным быть, чем грешным слыть.
Напраслина страшнее обличенья.
И гибнет радость, коль ее судить
Должно не наше, а чужое мненье.
 
Как может взгляд чужих порочных глаз
Щадить во мне игру горячей крови?
Пусть грешен я, но не грешнее вас,
Мои шпионы, мастера злословья.
 
Я - это я, а вы грехи мои
По своему равняете примеру.
Но, может быть, я прям, а у судьи
Неправого в руках кривая мера,
 
И видит он в любом из ближних ложь,
Поскольку ближний на него похож!