Все сонеты В. Шекспира в переводе Д. Гудвина
 
 
     
 
 
 
СОНЕТ 115
 
В своих стихах я лгал тебе, мой друг,
Что не могу любить тебя сильнее;
Ведь я не знал, что в пламени разлук
Моя любовь и ярче и полнее.
 
К тому же повелитель королей,
Обетов, клятв, измен и постоянства –
Диктатор Время в сонме быстрых дней
Провозглашает пафосно тиранство;
 
И я, боясь хозяина минут,
Не говорил: “Люблю тебя безмерно”...
Но верю я – цветы любви растут
Вне времени бесстрашно и нетленно.
 
Любовь – дитя, что каждый день сильней
В разлуке и в поэзии моей.
 
 
Those lines that I before have writ do lie,
Even those that said I could not love you dearer:
Yet then my judgment knew no reason why
My most full flame should afterwards burn clearer.

But reckoning time, whose million'd accidents
Creep in 'twixt vows and change decrees of kings,
Tan sacred beauty, blunt the sharp'st intents,
Divert strong minds to the course of altering things;

Alas, why, fearing of time's tyranny,
Might I not then say «Now I love you best,»
When I was certain o'er incertainty,
Crowning the present, doubting of the rest?

Love is a babe; then might I not say so,
To give full growth to that which still doth grow?
 

 
 
18.07.2017  Мельбурн
Сонет – В. Шекспир, перевод – Д. Гудвин
Фото – www.goodwinland.info
Музыка – Vladimir Cosma

 
 
 
 
Подстрочный перевод
 
Те строки, которые я прежде написал, лгут,
даже те, которые сказали, что я не могу любить тебя сильнее,
но тогда мое суждение (ум) не знало причин, почему
мое горевшее в полную силу пламя (моя самая совершенная страсть) должно было потом разгореться еще ярче.
 
Но с учетом времени, чьи миллионы случайных событий
проникают между обетами и меняют указы королей,
разрушают священную красоту, притупляют самые острые намерения,
склоняют самые сильные души на путь непостоянства,
 
увы, почему, (даже) опасаясь тирании времени,
я не могу тогда сказать: "Сейчас я люблю тебя наисильнейшим образом",
когда я уверен в этом вне всяких сомнений,
коронуя настоящее, и сомневаясь в остальном (отрицая все остальные времена)?
 
Любовь – дитя; тогда возможно мне не стоит так говорить (о максимальном уровне любви сейчас),
Чтобы  дать возможность роста тому, что всё ещё растёт?
 
 
 
Перевод Самуила Яковлевича Маршака
 
 О, как я лгал когда-то, говоря:
«Моя любовь не может быть сильнее».
Не знал я, полным пламенем горя,
Что я любить еще нежней умею.
 
Случайностей предвидя миллион,
Вторгающихся в каждое мгновенье,
Ломающих незыблемый закон,
Колеблющих и клятвы и стремленья,
 
Не веря переменчивой судьбе,
А только часу, что еще не прожит,
Я говорил: «Любовь моя к тебе
Так велика, что больше быть не может!»
 
Любовь - дитя. Я был пред ней не прав,
Ребенка взрослой женщиной назвав.