Все сонеты В. Шекспира в переводе Д. Гудвина
 
 
     
 
 
 
СОНЕТ 110

Увы, мой друг, в бесславной суете
Шута я корчил пред людьми и Богом.
И отдавал всё ценное  в душе
Грехам и многочисленным порокам.
 
Я до тебя не верил никому.
Но понял я, ошибки подытожив,
Что ты вернула молодость мою,
Любовь к тебе – сокровищ всех дороже.
 
Моя любовь не ведает конца.
Я завладеть порокам не позволю
Собой и дружбой, где живут сердца,
Где я твоей, Богиня, предан воле.
 
Так навсегда меня в свой рай прими,
Всю душу и всего меня возьми.


 
 Alas, 'tis true I have gone here and there
And made myself a motley to the view,
Gored mine own thoughts, sold cheap what is most dear,
Made old offences of affections new;
 
Most true it is that I have look'd on truth
Askance and strangely: but, by all above,
These blenches gave my heart another youth,
And worse essays proved thee my best of love.
 
Now all is done, have what shall have no end:
Mine appetite I never more will grind
On newer proof, to try an older friend,
A god in love, to whom I am confined.
 
Then give me welcome, next my heaven the best,
Even to thy pure and most most loving breast.


 
 
17.01.2019 Мельбурн
Сонет – В. Шекспир, перевод – Д. Гудвин
Фото – Кэри Грант и Софи Лорен
Песня – Perry Como


 
 
 
Подстрочный перевод
 
Увы, это правда: я сновал туда-сюда
и делал из себя шута в глазах людей,
извратил собственные мысли, продавал задешево самое дорогое,
творил старые грехи из новых привязанностей.
 
Истинная правда то, что я смотрел на верность
с подозрением и с недоверием; но, исходя из того, что выше,
эти заблуждения дали моему сердцу вторую молодость,
и худшие испытания доказали, что ты - моя лучшая любовь.
 
Теперь с этим покончено; ты имеешь то, что не будет иметь конца:
свой аппетит я больше не буду заострять
новыми испытаниями, проверяя старого друга,
богиню в любви, к которой я прикован.
 
Так прими меня, уступающая только небесам,
в свою чистую и самую-самую любящую грудь (душу).
 
 
Перевод Самуила Яковлевича Маршака
 
Да, это правда: где я ни бывал,
Пред кем шута ни корчил площадного,
Как дешево богатство продавал
И оскорблял любовь любовью новой!
 
Да, это правда: правде не в упор
В глаза смотрел я, а куда-то мимо,
Но юность вновь нашел мой беглый взор,
Блуждая, он признал тебя любимой.
 
Все кончено, и я не буду вновь
Искать того, что обостряет страсти,
Любовью новой проверять любовь.
Ты - божество, и весь в твоей я власти.
 
Вблизи небес ты мне приют найди
На этой чистой, любящей груди.