Все сонеты В. Шекспира в переводе Д. Гудвина
 
 
     
 
 
 
СОНЕТ 104
 
Мой милый друг, ты вечно молода
В моих глазах, как идеал мечты.
Пусть чередой сменяются года,
Ты для меня – Богиня красоты...
 
Зима в леса багряные придёт,
Затем весна в июне вновь сгорит,
И осень, завершая хоровод,
Со снегом в неизбежность улетит.
 
Стареет всё, ведь стрелка на часах
Минутой увядания полна,
И тихо превращает время в прах...
Лишь ты, мой друг, прекрасна и юна.
 
А старость от величья твоего
Ослепла и не может ничего.
 
 
To me, fair friend, you never can be old,
For as you were when first your eye I eyed,
Such seems your beauty still. Three winters cold
Have from the forests shook three summers' pride,
 
Three beauteous springs to yellow autumn turned
In process of the seasons have I seen,
Three April perfumes in three hot Junes burned,
Since first I saw you fresh which yet are green.
 
Ah yet doth beauty, like a dial-hand,
Steal from his figure, and no pace perceived;
So your sweet hue, which methinks still doth stand,
Hath motion, and mine eye may be deceived;
 
For fear of which, hear this, thou age unbred:
Ere you were born was beauty's summer dead.
 

 

 
23.07.2012 Мельбурн
Сонет 104 - В. Шекспир, перевод Д. Гудвин
Фото – фильм "Notorious" 1946 г., Ингрид Бергман и Кэри Грант
Музыка – J.Bach "Aria"
Песня – Bruno Pelletier

 
 
 
 
 Подстрочный перевод
 
Для меня, прекрасный друг, ты не можешь состариться,
ибо какой ты была, когда я впервые узрел твои глаза,
такой мне по-прежнему представляется твоя красота. Три холодные зимы
отряхнули с лесов великолепие трех лет,
 
и три прелестные весны превратилась в желтую осень
в ходе чередования сезонов, вот что я наблюдал.
Три апрельских аромата сгорели в трех жарких июнях
с тех пор, как я впервые увидел тебя, и ты по-прежнему юна.
 
И все же красота, как стрелка часов,
украдкой удаляется от своей цифры, хотя движения незаметно;
так и твоя прелестная внешность, которая, как мне кажется, остается неизменной,
на самом деле меняется, а мои глаза могут обманываться;
 
страшась этого, я скажу: послушай, век нерожденный,
еще до твоего рождения лето красоты умерло.
 
 
 
Перевод Самуила Яковлевича Маршака
 
Ты не меняешься с теченьем лет.
Такой же ты была, когда впервые
Тебя я встретил. Три зимы седые
Трех пышных лет запорошили след.
 
Три нежные весны сменили цвет
На сочный плод и листья огневые,
И трижды лес был осенью раздет...
А над тобой не властвуют стихии.
 
На циферблате, указав нам час,
Покинув цифру, стрелка золотая
Чуть движется невидимо для глаз,
Так на тебе я лет не замечаю.
 
И если уж закат необходим, -
Он был перед рождением твоим!